От 29.07.18
-
Внимание! На форуме стартовала осенняя перекличка с 16.09 до 30.09.2018

Напоминаем о том, что для сверхсильных и очень древних героев приём временно закрыт

Зато открыт набор на вакансии мастеров игры!!
Жанр: фэнтези приключенческое
Рейтинг: NC-17 или 18+
Система: эпизодическая
Графика: аниме и рисованные арты
Настоящее время:
январь 1214 г. - август 1214 г.

Рейтинг форумов Forum-top.ru

Fables of Ainhoa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 05.02.1214 - Кровь на снегу


05.02.1214 - Кровь на снегу

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

1. Дата и время:
05.02.1214 – что-то около позднего дня/раннего вечера

2. Место действия | погода:
http://s3.uploads.ru/O5qMA.jpg

Западный край леса Валхейв, подалёку от дороги, ведущей из селения в сторону Аварина. Лес не слишком густой в этих местах. Возможно из-за того, что здесь не слишком ровный ландшафт, склонный к резким высотным перепадам. Если пройти от дороги дальше, то можно выйти к реке. Прохладно и безветренно. Небольшие снежные осадки.

3. Герои:
Hearn, Radka.

4. Завязка:
Охота – дело нехитрое. Зимний лес, правда, может быть довольно несговорчивым, даже с опытным охотником, но уж чего-чего, а опыта у Радки предостаточно. Выследить и убить зверя – не такая уж и сложная задача…
Но вот когда на смену звериным следам приходят вполне себе человеческие, в душу альрана заползает не слишком хорошее предчувствие, которое только укрепляется, по мере того, как она замечает на снегу кровь. Много крови. Пятна крови.
Пожалуй, самого пика эти предчувствия достигают именно тогда, когда девшука находит далее чуть занесённое снегом тело. Тело, которое, несмотря на страшные ранения, всё ещё дышит…

5. Тип эпизода:
Закрытый

+2

2

Зимний лес сегодня был неожиданно молчалив. Ни тебе ворчания птиц, ни поскрипывания снега от лап зверей, ни дуновения ветра – вообще ничего. Просто тихий, тихий день. Только изредка воцарившуюся тишину нарушает грохот свалившегося с древесной ветки снега. Громыхнёт и пропадёт, растворится в вязком, тягучем молчании.

Впрочем, застывшая картина весьма обманчива и, если присмотреться, то можно увидеть на ровном снегу следы. Где-то они – старые, и возможно тот, кто их оставил, уже давно покинул это место и ямки в белом полотне – единственное напоминание о том, что здесь когда-то проходило живое существо. Где-то они – свежие. Веточка сломана тут, клочок шерсти оставлен там… Кто знает, возможно, удастся встретиться с их обладателем? При этом, лучше бы это был какой-нибудь лось, а не медведь-шатун, иначе будет немного неловко. Впрочем… И на шатунов есть охотники.

Но сейчас на белом, снежном холсте кто-то рисовал краской куда более… красноречивой.
Капельки крови. Да нет… это были целые маленькие лужицы, оставлявшие в белизне горевшие алым ямки рядом с петлявшей между стволами деревьев дорожки чужих следов…

***

Болит. Всё. Сил на то, чтобы встать и продолжать идти – нет. Но и просто лечь, и наконец сдаться – нельзя. Остаётся только терпеть… беречь силы… если она вообще осталась.

Пустым, бессмысленным взглядом Хирн смотрит перед собой, лёжа на земле и щедро присыпанная снегом сверху. Сколько вообще времени прошло? Как она здесь оказалась? Куда она идёт? Ответы на эти вопросы у неё есть, но… разум тут же их отметает. Ибо сейчас, ничего, кроме пронзающей всё тело боли.

Тихий, почти беззвучный вздох. Хирн не может убрать руку от живота – невольно возникает мысль, что она приросла или примёрзла к нему намертво, но на самом деле всё куда проще – ей больно. Пусть кровь и перестала обильно течь из ран, но они болеть они не перестали. Мелкие порезы не были проблемой, но вот крупные, рваные раны на спине, груди, животе… Прибавьте к этому пару обломанных почти под корень рогов и получите просто незабываемые ощущения.

Драконы очень живучи и выносливы. Они могут пережить самые страшные ранения и всё ещё спокойно жить дальше, но и у них есть свой предел.

Достигла ли она своего?..

До ушей доносится тихий скрип.

Наверное, просто игры измождённого разума…

+1

3

Ледяной воздух - она вдыхает его жадно, прерывисто; он режет глотку, туманит разум, но Радке это только всласть. Лес сливается в бесконечную серую пустоту, и в нарастающем потоке погони Ада видит только пламенно-рыжего оленя - пытаясь оторваться от преследовательцы, зверь выбивает копытами гроздья снега, и они летят альранке прямо в лицо. Холодные хлопья тают на разгоряченных щеках, но, кажется, ничто не в праве остановить охоту.

В голове девушки не было ни единой мысли. Она не знала, зачем ей этот олень: Радка не станет его есть, ей не нужна его шкура, а рога - тем более. Когда-то она убивала лишь из нужды, но в последние месяцы, когда что-то в груди глухо и очень больно сжималось, а сил оставаться среди людей оставалось всё меньше, девушка без единого слова сбегала как можно дальше от городов, туда, где никто ее не найдет, туда, где она - полноправная хозяйка самой себе. Она могла не возвращаться ночь, две, да хоть неделю, пока Ллеу Ллау Гифс не приходила пора переезжать. По возвращении акробатка снова становилась улыбчивой и мягкой, а напряжение будто и правда исчезало, но с каждым днем, проведенным в оковах людских улиц, Радка чувствовала, что еще немного - и опять, прочь от всего и всех. Иначе - никак.

Он спрыгивает с холмистого выступа, изящно, точно невесомая снежинка, приземляется на узкий подмерзший ручеек, и Радка едва слышно огрызается - для нее такой прыжок непременно обернется переломанными ногами. Либо она найдет иной путь, либо оленя и след простынет - но одно осознание возможного проигрыша злит так, что Ада согласна на любые уловки, только бы поскорее ощутить долгожданное облегчение. Она резко отдергивается, делает шаг назад, вжимает голову в плечи и смотрит по сторонам. Вот оно! Да, да, это может сработать. Она несется прямо над жертвой, набирая былой темп, и ждет - ждет и надеется, что вскоре разделяющая их высота всё же позволит ей сорваться вниз. Сдаваться - мерзко, унизительно, стыдно, и Радка уже не может пойти на уступки даже природе.

Наконец. Твердь под ногами становится заметно ниже, значит - пора. Она заносит отсыревшее деревянное копье, всем телом готовясь к атаке, выжидает еще пару секунд и падает прямо на оленя, наваливается на него всей массой и вжимает в землю. Придавленный ее весом, он отчаянно перебирает ногами воздух, брыкается и даже почти вырывается из ее предсмертных тисков, но охотница быстрее - острие ее орудия тут же вонзается в его шерстистую шею, мышцы гортани начинают сжиматься в бешеной агонии, из пасти вырывается кровь. Вся его туша еще несколько минут бьется в конвульсиях, но Радка и не думает слезать с нее - не вынимая копья, она отпускает его из разодранных ладоней и почти ласково обнимает труп. Она впитывает те редкие секунды примирения, отпущения, и обветренные губы растекаются в блаженной улыбке. Тепло уже угасающей плоти греет девушку, совсем как когда-то грели настоящие объятия.

На несколько минут Ада погружается в эйфорическую дрему, и этот непродолжительный сон был так сладок, так упоителен, что от него не хотелось просыпаться. Но зима без промедления вершила свой суровый приговор всякой жизни, и, когда покойный олень остыл, его убийца начала мерзнуть. Она устало разомкнула веки - после яркого приступа счастья всегда наступала усталость, опустошенность, которые, увы, длились гораздо дольше. Позже Радка обязательно отыщет новую жертву, а пока - она, чуть пошатываясь, встает; невидящим взглядом смотрит вдаль - нужно было прийти в себя. Тут она замечает нечто явно из ряда вон - впереди длинной цепочкой, обрываясь и, через метр расстилаясь снова, вились алые пятна... не мог ведь их оставить уже мертвый олень, правда? Всё еще помутненный рассудок толкал Радку по следу, но ей хватило ума вырвать из трупа своё оружие - береженого бережет Судьба.

Шаг за шагом она движется вглубь голых кустарников, янтарные глаза бродят с соседних зарослей на горизонт, на отдающее мрачной синевой небо. Лучше бы Радке смотреть под ноги - наступив на что-то странно мягкое, чуть хрустнувшее, она вскрикнула; собственный крик привел ее в чувства, она опасливо прижала к себе деревянный штык и, щурясь, вгляделась в источник хруста. Почти с ног до головы занесенная весьма приличным сугробом, спрятанная за белой пеленой, перед ней лежала... девочка. Совсем маленькая - по крайней мере выглядела она точно младше Ады.

Альранка бросилась сгребать с нее снег, не слишком заботясь о собственном имидже - одежда и руки ее были в оленьей крови, несколько прядей волос покраснели и спутались, но незнакомка выглядела ничуть не лучше. Ее хрупкая фигура была испещрена глубокими, пугающими своей изощренностью ранами и посиневшими порезами.

- Что... - Радка откашлялась - за несколько дней полного одиночества она отвыкла говорить. Она сняла свой теплый камзол и укрыла им девчушку, опускаясь перед ней на колени. - Что случилось? Эй, ты живая там?

+1

4

Когда что-то сильно так давит на правую руку, Хирн даже не стонет и не хрипит – словно её это не волнует. В каком-то смысле, это её действительно не волновало. После всего пережитого, отдавленная рука выглядит чем-то ужасно незначительным. Даже возмущаться не хочется.

…но вот когда что-то, в процессе разгребания скрывавшего её сугроба, касается её ран, те мгновенно отзываются болезненным импульсом, а она – слабым хрипом и мелким подёргиванием. Девочка была живой. Ещё как была. Даже несмотря на то, что её занесло снегом, тело Хирн всё ещё оставалось довольно тёплым. Где-то даже горячим. Но вот состояние её оставляло желать лучшего – это было видно сразу. Затуманенный взгляд потускневших, зелёных глаз с большим трудом поднялся и зафиксировался на незнакомке.

Не то чтобы Хирн увидела что-то конкретное или даже услышала. Звуки воспринимались с трудом и создавалось ощущение, будто дракоша находится глубоко под водой и до неё долетали лишь нечёткие обрывки фраз и слов. Зрение также подводило девочку – размытые кляксы явно не способствуют адекватному восприятию окружающей действительности.

- Хх-х-х-хх-х… - тихий, сиплый вздох срывается с уст девочки, когда на неё ложится плотная ткань камзола. Может, наверное, станет чуть теплее, но прямо сейчас он только тревожит порезы, что не прибавляет Хирн радости. Но как-то возразить или даже нормально ответить сил нет. Попытавшись сделать усилие и приподнять голову, она резко вздыхает и вновь падает обратно в снег, на мгновение стиснув зубы.

Болит. Всё.

Дыхание выравнивается. Девочка успокаивается. Не из-за того, что боль каким-то мистическим образом ушла, а из-за того, что она просто потеряла сознание. Расфокусировавшись, взгляд вновь стал бессмысленным и пустым…

***

…тихий, болезненный стон – первый звук, что девочка издала за долгое время. Вместе с мутноватым зрением стали возвращаться приглушенные звуки и запахи. Всё также было больно но уже… как-то свыклось. Поэтому, можно было не обращать внимание на это… до определённой степени. Хирн тяжко вздохнула.

И поняла, что сейчас смотрит вверх – в потемневшее небо, а не в снег. Слева виднелся крутой, отвесный склон. В воздухе витал запах дыма и чего-то ещё… Чего-то, что невольно заставляло у дракончика потечь слюнки. Где-то рядом что-то трещало. Она попробовала поискать глазами источник запахов и звуков. Склонив голову вправо, девочка увидела в каком-то метре от себя костёр. А рядом с ним – определённо человеческую фигуру. По крайней мере, общие очертания были человеческими.

- Кх-кх… - говорить всё ещё было сложно, поэтому ничего, кроме тихого шёпота, выдать у Хирн не получилось. – Кх-кто ты?..

Правда, вначале, вместо ответа, дракончик получила лишь осторожное прикосновение к голове…
[AVA]http://s3.uploads.ru/COWMc.jpg[/AVA]

+1

5

…холодный снег хрустел и шуршал под ногами, пока Хирн пробиралась сквозь лесную чащу. Мокрые капли сползали вниз по телу дракончика, растворяясь в заживших ранах и только сильнее распаляя ужасную боль. Девочка с силой сжимает зубы и упорно продолжает двигаться дальше.

«Альраны…»

В какой-то момент, она прислоняется плечом к стволу сосны. Усилием воли заставляет себя удержаться на ногах. Хирн тяжело дышит, стараясь собраться с силами.

«Люди…»

Хотя её тело побито и ранено – в глазах изумрудного цвета пылает огонь решимости. Её взгляд направлен к реке, что несла свои воды на юг – к Аортену.

«Я устала… Я так хочу домой.»

Она отходит от сосны и прерывистым шагом продолжает свой путь. Расслабляться ещё рано. Здесь нет ничего, кроме холода и одиночества.

[AVA]http://s3.uploads.ru/COWMc.jpg[/AVA]
https://get.wallhere.com/photo/trees-forest-night-anime-snow-winter-road-artwork-stars-moonlight-atmosphere-fox-Aurora-midnight-tree-weather-darkness-screenshot-computer-wallpaper-247440.jpg

«Отец… Я так соскучилась… Я скоро приду – вот увидишь…»

+1


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Известные сказания » 05.02.1214 - Кровь на снегу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC