http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/73091.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/37366.css
http://forumfiles.ru/files/0019/58/c4/49305.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/67894.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/44492.css
http://forumfiles.ru/files/0018/28/7e/50081.css

Fables of Ainhoa

Объявление



От 30.06.19

Проснулись — ребутнулись! Поздравляем с новым сюжетом.

Добро пожаловать на Эноа! Рады приветствовать путников и гостей ~

Жанр: фэнтези, сказка;
Рейтинг: NC-17 или 18+;
Система: эпизодическая;
Графика: аниме, арты.

Настоящее время в игре: 1203 год ~ 1204 год.

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru




начало лета 1203 года, июнь-июль

В мире всё хорошо, но всегда ли так будет?


           
~ а также другие нужные персонажи

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 15.07.1213. Отцы и дети


15.07.1213. Отцы и дети

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s7.uploads.ru/n3N8r.jpg

1. Дата и время: середины июля 1213 года, утро

2. Место действия | погода:
Аортэн, королевский дворец.
Безветренно, солнечно, тепло и приятно.
В тени - прохладно, даже свежо.

3. Герои:
Sharess, Keiran, Shaele'Ranion, Rivalis.

4. Завязка:
Рано или поздно, Ривалису из дома Золотого Древа, пришлось бы познакомить свою подопечную, Шаресс, со своими родственниками. Некоторая сложность заключалась в том, что все ближайшие родственники мага принадлежали к эльфийскому королевскому роду.

Подготовка ко встрече с семьей своего опекуна доставила Шаресс много хлопот, приятных и не очень. Но единственное, что по-настоящему огорчает молодую полукровку это скорое расставание с ее названным отцом, которого эльфийский король отправляет с важным, но таинственным поручением.

Как пройдет встреча и смогут ли красоты эльфийского дворца развеять тоску девушки - покажет время.

А пока Шаресс ждет встреча с влиятельными родственниками, переезд и даже встреча с мечтой всех молодых девушек - наследным принцем эльфийского трона.

5. Тип эпизода: личный

+1

2

Середина лета. Самый жаркий период года. И самый тяжелый для крестьян. Но пока люди Фарнла-Сель под палящими лучами солнца занимаются жатвой озимой пшеницы, в лесу Аортэн царит благодатная прохлада и тень. Но иногда – сквозь изумрудную листву далеких крон многолетних деревьев – пробиваются нечастые, но от того еще более яркие, солнечные лучи. Выхватывая своим светом из окружающего пейзажа мирные картины теплого лета. Попадаются и дикие животные. Самых мирных из них можно застать сладко спящими на камне, в кустах, на поросшем мхом валежнике. Наиболее агрессивных – мимолетной тенью или едва слышным шорохом проносящихся мимо. И хорошо. Большинство диких животных не трогает эльфов, в лучшем случае стараясь держаться от них подальше, но некоторые не прочь и [float=right]http://s5.uploads.ru/DRzEV.jpg[/float]рискнуть, если не нашлось добычи полегче. В прогалинах и на полянах и вовсе все залито светом, а на зеленом травяном ковре рассыпаны самые удивительные и прекрасные цветы, что не встречаются в других лесах. Но для большинства тех, кто посещает Аортэн впервые – особенно, если это не эльфы – самым прекрасным кажется эльфийский дворец.

Это невыразимо прекрасное творение природы и эльфийских мастеров было чудом архитектурного умения. Причудливые переплетения тончайших арок из белого мрамора, изящных витражей и высоких куполов, материал которых едва ли можно угадать. Всю тончайшую филигрань переходов и изящных залов пронизывала зелень лиан и многовековых растений, сплетённых в едином органичном ансамбле. В падающих на него редких лучах солнечного света дворец сверкал и переливался, словно затейливое украшение. Острые и тонкие шпили дворца, стремились высоко ввысь, а редкий ветер играл с роскошными штандартами и флагами. Изысканные витражи, впитывали солнечные лучи и сверкали, как драгоценные камни. А белый мрамор сиял, словно невиданный металл. Те же части дворца, что оставались в тени манили своей загадочностью. Наполовину скрытые зеленью фасады выступали тончайшими барельефами, красочные сцены которых изображали легенды и сказания эльфийского народа. С балконов, украшая их в природном беспорядке, грациозно свисали живые гирлянды цветов, зелени и плодов. Настолько тонкая, что почти прозрачная балюстрада, копирующая переплетения ветвей деревьев, опоясывала края балконов, украшала открытые галереи и лестницы. Торжественные анфилады коридоров двора были украшены выцветшими, но не потерявшими своего великолепия гобеленами с изображениями гербов всех великих эльфийских родов. Открытые площадки перед дворцом, выложенные белым камнем с загадочными символами, носили в себе причудливый рисунок эльфийской вязи, рассмотреть который можно было лишь с высоты королевских балконов. Обычно укрытые длинными лентами тентов из тончайшей эльфийской ткани, такие площадки нередко служили для официальных встреч, тренировок гвардии короля или празднеств королевской семьи. Вдоль широких подъёмов к парадному входу струились каскадами впадающие друг в друга водоемы, созданные самой природой. Вода притягивала свежестью и чистотой, а невысокие ледяные родники, бьющие из-под земли, превращали каждый водоем в маленький, уникальный фонтан. Свет играл на брызгах и глади воды, отражаясь от нее миллионами солнечных зайчиков, и – как и многое в этом месте – изобилуя красотой в своей простоте. Словно вход в святилище, парадная арка королевского дворца манила прохладой и тишиной, побуждая подниматься все выше и выше к ее зовущему проему. По бокам парадной лестницы высились фонари, представляющие собой живые растения. Их ствол, служивший опорой фонарю, изящно изогнутый и тонкий, поддерживал волшебный светильник. Когда опускались сумерки фонарь начинал светиться таинственным, неугасающим светом, разгоняя ночной мрак и даря свет и покой до глубокой ночи. Бывало вокруг такого ночного огонька несколько светлячков устраивали свои влюбленные танцы, порхая вокруг и привнося еще больше очарования в летнюю эльфийскую ночь.

Все было в точности таким, каким видел его Ривалис в последний раз. Хотя сколько бы раз он не возвращался в Аортэн, даже из наиболее долгих своих путешествий, дворец все так же не менялся. Даже если появлялись новые изящные статуи или на фасады зданий дворца добавлялись новые барельефы – сам дворец казался таким же вечным, как само время. Но это было вовсе неплохо. Само это место дарило ощущение покоя и мира, как некоторые монастыри людей в которых успел побывать Лис. И все это он хотел подарить своей дочери. Бессознательно эльфийский маг надеялся, что Шер понравится королевский дворец. Во многом потому, что Лис вырос здесь. Но еще и потому, что хотел оставить девочку погостить у своих родственников. Король поручал своему ближайшему советнику важную миссию, ради которой пришлось бы оставить Шер одну в Фарнла-Сель, что Ривалису очень не хотелось бы делать. Конечно же он верил, что Шаресс справится за время его отсутствия, которое не должно продлится долго. К тому же с ней останутся слуги, которые окажут посильную помощь. Но он не хотел, чтобы его подопечная скучала в одиночестве. Селяне были не такой уж плохой компанией, как могло показаться, но все же утонченной и пытливой девочку больше подошли бы эльфийские балы и старинные библиотеки, чем сельские праздники и общение с крестьянами.

Поднимаясь по лестнице в тонный зал, эльфийский маг обернулся на свою дочь и непринужденно, ободряюще улыбнулся ей, протягивая руку:

- Ты им обязательно понравишься, - сверкнул он улыбкой в сторону Шаресс и мягко пожал ладошку девочки в своей ладони; поднимались они уже держась за руки, - Мой брат очень хорошо относится к своей семье. А раз ты моя семья – он будет хорошо относится и к тебе тоже.

Интерьер дворца вокруг был не менее роскошен, чем его фасад. Огромные во всю стену окна наполняли дворец простором и свежим воздухом. Повсюду стояли статуи, а потолки изобиловали цветами и гирляндами живых светильников. Полированные полы из гладкого мрамора устилали роскошные ковры цвета сочной зелени, ноги в которых тонули, как в живой лесной траве. Всюду стоял запах зелени и цветов, побуждая дышать полной грудью и радоваться жизни.

У дверей в тронный зал стояли Стражи из гвардии короля. Их блестящие золотые доспехи, напоминали цветом осеннюю листву, а невозмутимость и достоинство с которыми они несли свою службу не могли вызвать ничего кроме восхищения. Сама тронная зала поражала своим великолепием, открытостью пространства и изящной простотой украшений. В самой середине зала, прямо за троном росло огромное ветвистое дерево, чья крона переплеталась с потолком, поддерживая его и прорастая наружу, к солнцу. Дерево и трон перед ним окружал искусственный пруд, чье спокойствие нарушали тревожные струи массивных, великолепных фонтанов. На колышущихся волнах с грациозным спокойствием покачивались массивные листья кувшинок, увенчанные крупными цветами водяных лилий. Над поверхностью воды – от парадных дверей зала к королевскому трону дугой изгибался затейливый мост. Как и многое во дворце, он представлял собой сочетание камня и живых растений, приобретших в своем переплетении форму необычайной красоты. Мост оканчивался небольшой площадкой для приемов, а следом на возвышении – великолепный трон из живого дерева. Скорее это даже был наплыв на коре древа за троном, разросшийся и обзаведшийся собственными ветвями. Удивительным образом изгибаясь, они складывались в массивную спинку трона, его широкое сидение, подлокотники. За спинкой отростки дерева-трона тянулись вверх и изгибались в разные стороны, напоминая о короне. Каждый элемент трона был украшен потертым эльфийским орнаментом и письменами на древне-эльфийском, чей полустертый текст едва ли можно было прочесть.

У трона, касаясь кончиками пальцев подлокотника, красивой статуей застыл высокий и статный эльф. Владыка Аортэна. Ривалис, как и сам эльфийский король, не раз подмечал, что меж ними есть нечто общее. Хоть они лишь кузены, но сходство в них угадывалось, как в родных братьях. Даже цвет их волос был примерно одинаков. Если волосы Лиса были серебристо-белыми, то волосы короля с рождения были цвета белого льна. Однако и разницу заметить было не трудно. Лис всегда был стройнее и грациознее своего брата, который обладал более мощной, воинской статью и осанкой. Лица их были сходны в чертах, но выражение и мимика каждого – отличались. Кроме того, различалось и поведение этих двух мужчин. Ривалис всегда держался с аристократичными достоинством и невозмутимостью, но слегка отстраненно. Короля эльфов же окружала такая аура властности и величия, что заставляла опускать глаза и лишаться дара речи. Конечно же на Лиса, что еще в детстве вместе с братом кидался камушками в жаб посреди тронного зала, весь этот грозный и суровый вид не оказывал никакого влияния.

Все еще держа Шаресс за руку и этим передавая ей свою уверенность и спокойствие, Ривалис направился прямо к трону. Там, у подножия трона, ему пришлось ненадолго выпустить руку своей воспитанницы, чтобы шагнуть к трону, склонившись в полупоклоне. Не столько необходимость, сколько дань этикету и традициям.

- Ваше Величество, - с почтением присущем данной ситуации произнес Лис, поднимая глаза на короля, - Рад видеть, что вы здоровы.

Когда все формальности были соблюдены, эльфийский маг отступил и снова взял Шаресс под руку, на этот раз не просто поддерживая, а выводя ее вперед, к трону.

- Позвольте вам представить мою дочь, Шаресс.

Пальцы Ривалиса плавно скользнули по тонким пальчикам его подопечной и сердце невольно сжалось от волнения за девочку. С одной стороны, она должна была сама научиться находить общий язык с королем эльфов, без оглядки на своего опекуна. Но с другой… Лису не хотелось оставлять ее одну во дворце, даже зная, что брат позаботиться о ней.



Находясь в тронном зале своего дворца, Владыка эльфов ожидал прихода брата, Ривалиса. Тронный зал бы пуст и довольно обыден для короля, а сидеть в торжественной позе несколько часов не то что надоело, но порой было даже мучительно. Поэтому король, не отходя далеко от своего трона, любовался видами из массивных окон тронного зала, принимал советников или «развлекал» себя чтением деловой переписки. Одно из таких писем, весьма любопытный доклад послов из Аварина, особенно сильно увлек короля эльфов. Так сильно, что из задумчивого оцепенения его смог вырвать только родственный голос.

- Ваше Величество.

Король обернулся. И его лицо, не лишенное надменности даже в задумчивости, слегка расслабилось.

- Рад видеть, что вы здоровы, - произнес Лис, соблюдая все формальности, а заодно и подтверждая свое прозвище хитрого и ловкого придворного.

Вскинув насмешливо светлую бровь и отложив документы на стоящий рядом с троном маленький столик, Шаэль'Рэнион улыбнулся своему брату:

- А… Лис. Я ждал вас, - произнес он, начав медленно спускаться на площадку перед троном и медленно переводя суровый взгляд с брата на его воспитанницу, - А это полагаю… она?

Рядом с Ривалисом стояла белокурая, миниатюрная девочка. Ее волосы, завиваясь в тугие гладкие кудри, спадали по покатым плечам и тонкому стану до самых бедер. Красивое платье придавало ей еще больше очарования, как придают его всем красивым девочкам – красивые вещи.

- Позвольте вам представить мою дочь, Шаресс, - официально объявил брат, слегка подталкивая девочку к королю эльфов.

Прежде, чем девочка успела сделать реверанс, склониться или еще как-то последовать этикету, Владыка уже поднял руки на уровень ее лица и снова изогнул бровь, на этот раз обращаясь уже к подопечной брата, а не к нему самому:

- Ты позволишь?

Не дожидаясь ответа и полагая, что разрешение было бы само собой разумеющимся, король эльфов осторожно взял лицо девочки в ладони – касаясь его теплыми, уверенными пальцами – приподнимая его и вглядываясь в черты. Глаза юной красавицы имели удивительно красивый, почти эльфийский разрез и обладали чарующим цветом морской волны. И удивительным образом имели сходство с цветом глаз самого Владыки эльфов.

- Что ж… сходство есть, - свысока изрек свой вердикт Шаэле.

А затем – испортив все впечатление суровости и неприступности, произведенное ранее – улыбнулся своей самой неотразимой, мужественной улыбкой, пытаясь на свой манер приободрить новообретенную племянницу. Сняв со своего мизинца перстень с аквамарином, Владыка одел его девочке на тонкий указательный пальчик. Перстень был великоват для нее, но придворные ювелиры без труда подогнали бы его под нужный размер. А сейчас – это был просто красивый королевский жест. Накрыв ладошку девочки своей ладонью, король очень просто сказал, как говорят самым близким:

- Добро пожаловать в семью, Шаресс. Теперь ты будешь называться Шаресс из дома Золотого Древа. Советую тебе гордиться своим родом, как ты наверное гордишься своим опекуном.

Отредактировано Shaele'Ranion (2018-06-05 12:49:46)

+6

3

После некоторых размышлений было решено, что в начале Шаресс представиться в своём детском облике, причина была в общем-то проста: после обличья дракончика именно в таком варианте она провела больше всего времени, когда жила в пограничном городке и лучше всего контролировала его, да и в целом... Какой облик не возьми, а Шер во многом ещё была именно ребенком.
    Наверное, если бы юная полукровка волновалась немного меньше, то на красоту эльфийского дворца она несомненно оценила бы, но сейчас Шаресс настолько сильно беспокоилась о предстоящей встрече с настоящими родными Ривалиса, что практически не видела окружающее пространства. Впрочем, у неё еще будет шанс зачарованно побродить по коридорам прекрасного эльфийского дворца и сунуть любопытный нос в каждый заинтриговавший закуток. А сейчас она словно напуганный зверёк жалась к своему опекуну, откровенно говоря ей  вообще хотелось сменить облик на драконий, забраться на плечи эльфийского мага и изображая причудливое боа ткнуться носом в его шею. Несколько раз за спиной беловолосой девочки возникало марево тут же пропадающее стоило Ривалису чуть крепче сжать руку. Без сомнения её опекун понимал, что именно так волнует и беспокоит его подопечную.
-А если вдруг всё же не понравлюсь?-Шепотом ответила юная полукровка, но нужно признать слова о том, что она семья Ривалиса отозвались теплом в сердце и душе. Значит, даже если она не понравиться брату Ривалиса и племяннику, то он от неё не откажется... Но и быть причиной конфликта Шаресс не хотелось - она искренне хотела понравится, что спокойствия не добавляло. А вот Рив кажется  совершенно не сомневался, что все пройдет хорошо.
    Тронный зал показался ей просто гигантским, а рядом с троном стоял эльф чей облик был крайне суров. Малышка в какой-то момент практически прижалась носом к руке опекуна, а за тем явно стала понемногу подвинуться за спину эльфийского мага, чтобы уже оттуда разглядывать Владыку Леса. Опекун ни когда не обращался к ней с высоты своего титула и всегда был для Шер просто Ривалисом, собой. Не больше, но и не меньше. И столь официальный тон беловолосой полукровке был совершенно непривычен, как и суровость и неприступность короля. Впрочем, малышка моментально отвлеклась от внутреннего трепета стоило ей услышать, как именно её представил Ривалис. Не как подопечную. Как дочь. Это было совершеннейшим сюрпризом и даже более важным чем, когда Ривалис рассказал, что она всё же полукровка, при этом эльфийская, а не демон, как Шер изначально думала. Во взгляде синих с прозеленью глаз сияла радость сплетенная с удивлением,  пожалуй только смущающее присутствие Владыки помешало ей с радостным писком повиснуть на шее названного отца, но зато она через ментальную связь дала ему ощутить всю свою радость и захлестывающее её тепло. Наверное поэтому она не успела как подобает склониться в реверансе... Шаресс неуверенно кивнула приблизившимуся королю, во взгляде малышки явно отражалась растерянность, когда он коснулся её лица.
-Сходство?-Девочка взмахнула пушистыми темными ресницами не понимая, что именно имеет ввиду король. С эльфийским родом? Хотя полукровка и не отдавала себе отчет, но она восстанавливала облик из прошлой жизни и по сути то, что она не совсем эльфийка можно было скорее почувствовать нежели увидеть. Или имелось сходство семейное? Впрочем, она практически моментально забыла о своем вопросе стоило губ новоиспеченного дяди коснуться более живой и теплой улыбки.-Спасибо.
Сжимая в кулачке кольцо она в порывисто подалась вперёд и радостно обняла мужчину, сияя словно маленькое солнышко.
-Я постараюсь не подвести свой род и... отца.-Непривычное слово, но ей нравилось, тем более... она ведь мечтала об этом. Чтобы Ривалис стал её отцом. А неожиданно она обрела ещё и дядю, а ведь  у него ещё есть сын... А значит её семья будет даже больше чем полукровка смела мечтать. Сейчас Шер наконец смогла не только надеяться, но и поверить, что Ривалис был прав и её действительно примут.

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/fd/f2/b8/fdf2b8e9cb210caa712f515c57cabcff.jpg[/AVA]

Отредактировано Sharess (2018-05-23 09:10:26)

+5

4

Во всем эльфийском лесном дворце самым любимым местом для принца вот уже много лет оставалась королевская библиотека.  Нет, он очень любил свои комнаты – эту маленькую крепость, где всегда можно было спрятаться и подумать, любил разные тайные уголки дворца, которые так любили исследовать сначала его старшие братья, а потом и он сам… Любил леса вокруг дворца – и хотя ему редко удавалось сделать свои прогулки по ним по-настоящему уединенными, там лучше всего можно было прочувствовать, как боги присматривают за светлым народом. 

Но зал скриптория, большой, но по-особому уютный, в свое время просто околдовал тогда еще совсем маленького Кейрана. Здесь всегда было чуть меньше света, чем в открытых галереях и парадных залах, и всегда стоял тот неповторимый, волшебный запах пропитанной чернилами бумаги – к сожалению, без той, особой примеси старины и пыли, присущей человеческим библиотекам. Ведь ни тлену, ни вредителям здесь места не было, но все-таки и этого хватало, чтобы мысли сами собой убегали куда-то вдаль, вслед за героями легенд и сказок и их приключениями, или вступали в бесчисленные диалоги с мудрецами древности. 

Если младшего принца давно никто не видел – поищите в библиотеке.  Во дворце это стало уже почти поговоркой. Вот и сегодня один из его свиты осмелился нарушить благостное уединение наследника, чтобы напомнить кое о чем важном – зная характер принца, можно быть уверенным, что засев в библиотеке, он и поесть забыл бы, не говоря уже обо всем остальном. 

Так что, когда петли тяжелых резных дверей нарочито громко скрипнули, сидевший за одним из столов Кейран поднял голову, оторвавшись от изучения огромного старого тома в роскошном переплете. Молодой принц улыбнулся и уже собирался по своему обыкновению вежливо осведомиться, что случилось, как вдруг его прекрасные фиалковые глаза испуганно округлились.

- О боги, я совсем забыл!.. – он поспешно выбрался из-за стола и со скоростью, не совсем подобающей наследнику, вылетел из скриптория, не дав пажу сказать ни слова.  Конечно же, сегодня он должен был встречать гостей вместе с отцом, но, разумеется, не вспомнил бы об этом самостоятельно.

Путь до тронного зала на сей раз показался принцу почти бесконечным – за это время он в красках смог представить и укоризненный взгляд отца, и, возможно, заслуженную обиду дядюшки. И хотя самое страшное, что его могло ожидать за опоздание – это беззлобный упрек за рассеянность, самое последнее, что ему хотелось – это расстраивать короля.

Шагов за двадцать он сбавил шаг и кое-как отдышавшись, постарался придать себе чуть больше королевского достоинства. Гвардейцы у бокового входа, скрыв понимающие усмешки, распахнули перед ним двери.

Так что оставшийся теперь единственным наследником принц Кейран предстал перед государем и его гостями почти что как подобает в данной ситуации по протоколу – если не считать пятиминутного опоздания.  Впрочем, как ему показалось, его еще не успели хватиться. С большим облегчением он поторопился к отцу и гостям.

- Ваше величество… - вряд ли бы во всем государстве эльфов нашелся бы кто-то, чей поклон в адрес короля был бы преисполнен настолько искреннего почтения, не смешанного  ни со страхом, ни с подобострастием. Но извиниться все же стоило.

- Прошу прощения за опоздание. Милорд Ривалис, - Кейран повернулся к остальным, и хотя поклон был чуть менее низкий, но улыбка на его лице не оставляла сомнении в том, что он в самом деле рад видеть родственника. И, конечно же, он успел бросить полный веселого любопытства взгляд на его спутницу.

+4

5

Вот сейчас Владыка ожидал реверансов. Поклонов. Прочих жестов благодарности, присущих благородным эльфийкам. Этикетом разумеется Шаэль'Рэнион пресытился лет эдак сто пятьдесят назад. Однако ему, как его брату, Ривалису, это не мешало со всем почтением относиться к эльфийским традициям. И требовать их неукоснительного соблюдения. Однако сейчас, глядя в счастливое лицо девочки – и подозревая, что лишь косвенно поспособствовал счастью, а не был ее причиной – король слегка насторожился, предчувствуя что сейчас будет нечто неординарное. Однако он никак не ожидал нападения с целью… объятия.

Взмахнув руками, поднимая их в воздух и неестественно скрючив пальцы, то ли что бы оторвать от себя ребенка, то ли обнять в ответ, король эльфов удивленно приоткрыл рот и застыл, словно его обвил хрупкий росточек. Безусловно так и было. Даже по эльфийским меркам девочка была хрупка и тонка. А потому неосторожное прикосновение к ней мозолистых широких ладоней, казалось бы, закончится фатально. В беспомощном порыве королевское лицо, приобретшие удивительно растерянное выражение, обратилось к Ривалису.

Хитрый Лунный Лис, прижав ладонь к лицу, старательно пытался скрыть смех, но его глаза выдавали его. Он был готов захохотать в голос. И постепенно беспомощное выражение на лице Владыки сменилось смущенной улыбкой, медленно приобретающей выражение неотразимого удовольствия и радости на лице. Через несколько секунд над тронным залом разнесся бархатистый, низкий хохот сначала одного мужественного голоса, а затем и двух, когда Лис присоединился к королю. Они смеялись вовсе не над Шаресс, а над ее милой непосредственностью, свойственной лишь маленьким детям. Но ни в коем случае не выглядящей глупо! Скорее уже давно забытой, потому что ни у короля, ни тем более у Ривалиса уже давно не было маленьких детей. В какой-то момент Шаэле даже позавидовал своему брату…

-Я постараюсь не подвести свой род и... отца, - взволнованно произнесла маленькая эльфийка и ее аквамариновые глаза блестели ярче королевских сокровищ.

Осторожно опустив ладонь на ее спину, Владыка снова улыбнулся ей сверху вниз, с легкой доли надменности и снисходительности. Затем его рука скользнула выше, по вьющимся, непокорным волосам и легка на щеку:

- Разумеется, дитя. И тебе предстоит многому научиться.

Обратив взгляд на Ривалиса и улыбнувшись уже ему, Владыка кивнул брату. Они друг друга поняли. Ривалис был умным эльфом. Даже умнее короля, пусть и скрывал это очень ловко. Он знал, что так просто к эльфийскому двору девочку-полуэльфийку не допустят, какие бы титулы ей не назначал сам Владыка. Король эльфов – пусть и очень могущественный, но один голос из десятков всех аристократов Аортэна. А нужно еще заручиться одобрением Совета Льте-Йен, где девочку рассмотрят. Это сулит множество трудностей обоим братьям, так как полудемоническую природу Шаресс придется как-то утаить. С точки зрения идеалов эльфов в этом не было ничего предосудительного: уже сейчас Шаэле мог сказать, что с возрастом девочка не потеряет чистоты в сердце. Но вот одобрение эльфийского двора… над этим нужно было поработать… Без слов делясь своими мыслями и верой в преодоление трудностей, Владыка положил руку на плечо брата. То же самое сделал и Ривалис.

И именно в такой момент их застал наследный принц. Вошедший с достоинством – пусть и несколько торопливо – он представлял собой все то, чем гордится эльфийская раса: красоту, благородство, мужественную грацию и изящество движений. Шаэль'Рэнион гордился и любовался младшим сыном в такие моменты. Но это не помешало ему сардонически изогнуть бровь на непроницаемом лице.

- Ваше величество…

Продолжая взирать на своего ребенка, склонившегося в безупречном светском поклоне… но при этом очень характерном для Кейрана, каждое движение которого пропитано искренностью.

- Прошу прощения за опоздание. Милорд Ривалис.

Пряча усмешку, Лис кивнул племяннику. Разумеется, пенять за опоздание наследнику эльфийского престола не по чину брату короля. Уж скорее Ривалис бы озорно подмигнул юноше – уж очень они были похожи по духу, брат короля и королевский сын. Слеплены из одного теста, говаривала старая нянюшка, что пережила все шалости Шаэля и Ривалиса в их молодости только для того, чтобы потом переживать те же шалости от нового поколения принцев. Правда в отличии от своих старших братьев Кей был чудо-ребенком. Прилежный и послушный, он был отрадой учителей, гордостью отца и любимцем матери… покойной. И с ее смертью баловать Кея стало некому. Во всяком случае от отца он редко видел излишнюю теплоту и ласку, хотя никогда не разочаровывал его.

- Точность – вежливость королей, сын, - изрек Владыка глядя на Кея пронизывающим, суровым взглядом, и все еще касаясь племянницы и брата, делая их невольными свидетелями королевской отповеди, - Ты будущий король и пунктуальность – одна из твоих обязанностей.

На фоне этой нотации Лис за спиной короля возвел глаза к потолку. Даже не видя этого, Шаэль'Рэнион мог чувствовать недовольство первого лорда и советника кожей. Однако король не собирался быть снисходительным даже в такой мелочи: Кей будущий наследник, он должен быть примером для всей эльфийской нации, а опаздывая - подает плохой пример не только в общем, но и Шаресс в частности. Но и перегибать палку Владыка не стал, он уже достаточно попенял сыну за опоздание.

- Но не будем об этом. Теперь ты здесь и можешь познакомиться с твоей новой родственницей. Это Шаресс. Она – дочь Ривалиса. Возможно ты слышал о ней от своего дяди… - Владыка перевел взгляд на девочку, которую еще придерживал за спину, - Шаресс… перед тобой наследный принц Аортэна, будущий его Владыка: Кейран из дома Золотого Листа. Мой сын.

Голос короля эльфов звучал с горделивой звучностью, когда он произносил последние слова. Твердый подбородок его сам собой поднялся на миллиметр выше, а широкие плечи и массивная фигура словно сами собой раздались от гордости. Но произнося все это, Владыка также плавно отстранялся от девочки, оставляя ее одну. Подобно тому, как выросшего в неволе птенчика спускают с рук, что бы он научился летать, король эльфов решил посмотреть на то, как девочка будет реагировать на незнакомых аристократов. Искренний и добрый Кейран, который уже сейчас – вовсю блестя глазами… ну что за мальчишка! – с веселым любопытством и добродушным одобрением смотрит на нее. Весь его вид так и говорит: «Ну же, не теряйся, я не кусаюсь!» Вот уж кто ее точно не обидит, так это принц. Правда Шаресс этого пока не знает…

+2

6

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/fd/f2/b8/fdf2b8e9cb210caa712f515c57cabcff.jpg[/AVA]
   Золотистой солнечной дымкой ощущался разлившийся в воздухе бархатистый смех двух мужчин, а Шаресс немного смущенно улыбалась, но вместе с тем ей определенно нравилось происходящее и хоть девочка не смеялась она словно маленькое солнышко лучилась теплом. Нет, отнють не физическим. Ласковое и нежное тепло души передовавшееся от сердца к сердцу. Безмолвный, мягкий напев о том на сколько для маленькой полукровке её приёмный отец уже родной и Шаэлю о том, что она искренне рада знакомству, что готова впустить его в своё сердце, а значит дядя тоже станет для неё тем кто важен и очень дорог. Нельзя сказать, что полудемоница, что-то нарочно транслировала, просто  испытывая головокружительный приступ счастья она... сияла.
-Я понимаю.-Ответила девочка на слова Владыки о том, что ей предстояло многому научиться и при этом взгляд Шаресс был на удивление серьезен, она действительно понимала, что ещё очень и очень многого не знает, даже ее знания об этикете результат краткого экскурса авторства Ривалиса: только самое нужное и необходимое, а какие-то тонкости ей были вовсе неизвестны и этому тоже предстояло учиться. Хотя, что-то Шер подсказывало, то вот эти занятия особой радости ей не принесут. И совершенно контрастным с этим удивительно серьезным взглядом стало, то что малышка буквально через мгновение словно ласковый котенок потерлась щекой о мазолистую ладонь дяди, вызывающую ассоциацию скорее с руками скорее воина нежели правителя.
   Она прислушивалась. Это было важно. Тактильные ощущения, запах перекликающийся с ароматом древнего леса, она ощущала и магию  короля эльфов, общее ощущение подпитываемое эмпатическими способностями. Она запоминала каждую ноту, оттенок и стремилась сделать это максимально полно. Впрочем, это соприкосновение было кратким, а ей определенно  понадобится больше времени.
  В зал вошел ещё один эльф, обладатель волос цвета ночи он казался контрастно ярким на фоне собравшихся беловолосых. Нужно признать, что не прозвучи слова о том, что принц опоздал и полукровка даже не поняла бы этого. Мало ли Ривалис решил познакомить её с родственниками поэтапно? Любопытство, вновь возрастающее волнение и растерянность от отчитывания  принца отцом, девочка перевела взгляд на эльфийского мага и тот ей за спиной владыки подмигнул демонстрируя, что всё в порядке и беспокоиться об этом точно не стоит. В какой-то момент она почувствовала, что оба мужчины от неё отсупили. Эмпатия в случае Шер была странным явлением: она не всегда всех чувствовала одинаково хорошо, и даже в случае, когда улавливала чужие эмоции не всегда могла их опознать, но любопытство принца  было ей прекрасно знакомо и перекликалось с тем, что она испытывала сама... И все же несколько шагов вперед она сделала откровенно робея.
-Здравствуйте.-Все же реверансу было суждено случиться в этот день и новоявленные родные Шаресс смогли убедиться, что она все же умеет их делать.-Очень приятно с вами... с тобой познакомиться, Кейран.
Небольшая пауза, она не была уверена в том, как обращаться к новоявленному старшему брату, как впрочем и к дяде. На вы или на ты? Когда Владыка был неприступно серьезен и суров само собой напрашивалось обращение "вы", но он веде не всегда такой официальный?
-Я очень надеюсь, что мы подружимся.-Уже совершенно детское и вряд ли уместное на официальных приёмах заявление, но при этом совершенно искреннее. Немного смущенно, но вместе с тем тепло улыбнувшись девочка протянула руку темноволосому принцу.

-Надеюсь ты не ждал, что знакомство с новой родственницей пройдет исключительно в рамках протокола?-Тем временем Ривалис с тихим смешком и пляшущими в глазах лукавыми искорками обратился к брату.-Кстати, напомни... я упоминал, что она полиморф?

Отредактировано Sharess (2018-05-23 09:10:06)

+3

7

Этот легкий выговор от отца Кей с чистой совестью пропустил мимо ушей… Ну, почти пропустил, так как уже успел попереживать заранее – а так как это случалось с ним довольно часто, с венценосным родителем у них было что-то вроде негласного договора о взаимопонимании по таким мелочам. Его величество прекрасно знал, что рассеянность его младшего отпрыска не намеренна – просто мысли принца иногда витали так далеко, что возвращались к делам насущным с изрядным запозданием.
В любом случае, сейчас дела обстояли гораздо лучше, чем в первое время после потери матери и братьев. Государь был предельно терпелив – настолько, насколько мог себе позволить в текущей ситуации. Да и кто бы стал пенять младшему из королевских детей, который провел первые полвека своей жизни в святой уверенности, что трон останется уделом одного из двух его братьев, на то, что ему все еще сложно свыкнуться с мыслью, что он остался один - и теперь все эти королевские обязательства и ответственность за народ стали его проблемой…
Но сегодня было время для радости, а не для тяжелых мыслей и грустных воспоминаний. С дядюшкой у Кейрана всегда были прекрасные отношения, и новость о том, что тот привез с собой приемную дочь – да еще и не младенца, а вполне взрослую, несмотря на юный вид, леди, его, конечно, порадовал.
- Здравствуй, - принц поклонился девушке и легко поцеловал протянутую для приветствия ладошку. – И мне очень приятно. Немного слышал, - он утвердительно кивнул в ответ на полувопрос отца и улыбнулся. – Но совсем немного, и это не помешает мне замучить тебя расспросами, как только нам разрешат оставить уже наконец все эти церемонии и просто поболтать… А может, даже отпустят прогуляться, - это было сказано почти на ухо Шаресс, но, разумеется, так, чтобы старшие все слышали.
Заставлять девчушку маяться от скуки в обществе двух почтенных мужей было бы жестоко – наверное, эта мысль достаточно ясно читалась в глазах Кея, когда он, подняв голову, красноречиво поглядел на отца и его брата.

+3

8

После того, как Шаэль’Рэнион отступил от Шаресс и начал пристально наблюдать за реакциями двух молодых людей друг на друга, он беспрестанно отвлекался на ощущение в руке, которой гладил девочку по щеке и волосам. Ее все еще слегка покалывало, как будто он подставил ладонь ласковому весеннему солнцу и долго держал ее протянутой к нему. Это было неожиданное ощущение. Неожиданное, но светлое и мирное.

Бросив короткий взгляд на брата через плечо, Шаэле получил в ответ хитрую усмешку так и говорящую: «Здорово правда?» Проклятый интриган! Являясь опытным магом, он, должно быть, ожидал чего-то подобного от своего ребенка, но как обычно ни словом не обмолвился. Однако, сейчас на него просто невозможно было сердиться. Как светилась удовольствием и счастьем малышка Шаресс, так и ее названый отец излучал собой некое подобие ее радостного сияния. Да и в целом Ривалис имел вид весьма довольный. И это довольство только усиливалось от доброжелательности эльфийского принца по отношению к Шаресс. Трудно было поверить, чтобы Ривалис сомневался в дружелюбной натуре своего племянника, но возможно по обыкновению первый лорд готовился к любой неожиданности. Многие эльфы обманулись бы нейтральной миной на лице Лиса. Но Шаэле знал его с детства. Знал и грешным делом поддавался иллюзии, что может отличить истинные чувства родственника от демонстрируемых. Ривалис сейчас гордился своей девочкой, считал Владыка. «Своей девочкой». При этих мыслях король эльфов добродушно и тихо хмыкнул себе под нос и улыбнулся, глядя на детей.

Нынешний принц и будущая принцесса… Эти двое были словно лисенок и олененок, увидевшие друг друга впервые. Воображаемые зверята с любопытством двигали влажными носами и терлись мягким мехом, привыкая друг к другу: новый знакомый вполне мог в скором времени стать очередным товарищем по играм. Шаресс, с ее пушистыми белыми волосами и милым изящным носиком была похожа на робкого лисенка. Впрочем, этот белый лисенок еще покажет свой озорной характер, когда немного привыкнет. Кейран - уже достаточно взрослый, чтобы быть мужчиной, но недостаточно взрослый, чтобы перестать быть ребенком - напоминал олененка. Его кажущаяся безобидность и наивность позволяли окружающим забыть, что с возрастом он превратиться в величественное существо: короля леса. И пока голову принца еще не увенчал ветвистый венец - он и сам позволял себе забыть о том, какая ответственность лежит на его плечах. Коль скоро эти двое проникнутся интересом друг к другу, то - несмотря на официальные реверансы и речи - могло статься, что не только договорятся, но и сговорятся между собой. Во всяком случае, Владыка надеялся на это.

С тех пор как Кейран потерял мать и братьев, он неумолимо терял с каждым днем еще и отца… Шаэль’Рэнион чувствовал, что недостаточно внимания уделяет сыну, но не мог и не хотел изменить происходящее. Все дни короля проходили в заботе о государстве, тогда как его сын все больше отдалялся от типичных для юношей забав, находя развлечение в книгах и уединенных упражнениях. Вынудить эльфийского принца вести жизнь куда более социальную и - желательно - политически полезную Владыка не мог, даже если бы захотел. А вот чего король действительно желал, так это видеть рядом с сыном верных и преданных друзей. Даже короли иногда поддаются типичным для родителей волнениям… И тогда, не в состоянии наравне с государственными решать проблемы еще и семейные, Владыка обратился к своему брату за советом. И получил неожиданное, но интересное предложение… По словам Ривалиса, его приемная дочь тоже живет жизнью довольно уединенной. Пусть и не по своей воле. А дальше...хитрый Лис вполне недвусмысленно намекнул на возможность познакомить этих двух любителей уединения. Какое-то время Владыка эльфов размышлял над такой возможностью. Но окончательное решение пришло только тогда, когда Ривалис прислал сообщение, что собирается посетить Аортэн и представить свою дочь эльфийскому двору.

Разумеется, в голове Владыки не было и мыслей о перспективе романтических отношений между детьми. Несмотря на то, что король эльфов отнесся к новоявленной племяннице очень тепло - на роль невесты принца она не подходила ни по происхождению, ни по положению в обществе. Владыка был уверен: Ривалис тоже сознает это. Будущий наследник трона должен жениться на девушке исключительно королевской крови, согласно традициям. Однако ничто не мешало иметь двум молодым людям отношения близкие, дружеские, даже родственные. Во всяком случае, Шаэле был бы очень рад знать, что Кейран не останется один, случись очередное несчастье.

Очередное… да. Словно вращение колеса - все мысли короля эльфов снова и снова возвращали его к семье. Пробирала дрожь от мысли, что больше никогда в жизни он не сможет думать о чем-то другом. Воспоминания, горькие и сладкие, так и не разъело солью слез. И они снова и снова возвращались, как призраки, мучая и не давая покоя. Особенно ярко вспыхивали воспоминания, когда Владыка смотрел на молодого наследника. Как преступник опасающийся чувства вины перед жертвой и старающийся избегать ее, король отстранялся от сына все больше и больше, пока не начал чувствовать неловкость в общении с ним. Но несмотря на все это, не мог вынести болезненного ощущения в груди, каждый раз когда угадывал в Кейране что-то неумолимо напоминающее о жене...

Супруга Владыки, благословенная Леслиниэль, родив двух сыновей не переставала хотеть девочку. Дочь. И Шаэле всегда шел ей навстречу в ее желаниях. Но так случилось, что великие Боги - Киейна и Мар - осчастливили королевскую чету лишь сыновьями. Первые двое были полной копией отца: с аквамариновыми глазами, высокой статью… они были преисполнены осознания своего долга перед королевством с самого рождения. Они были гордостью эльфийского народа и для них не существовало матери более нежной и преданной, чем королева эльфов. Но потом родился Кей. Это событие изменило все. Стоило Леслиниэль впервые увидеть своего младшего сына, как по глазам королевы сразу стало ясно, что такой любви ее сердце еще не знало. Мальчик или девочка - ее малыш стал для нее целым миром. Не долгом, не обязанностью, а самым близким, самым любимым существом. Столько счастья, как в тот день, в глазах жены Шаэль’Рэнион не видел никогда. Лежа в огромной королевской постели она была бледна и казалась еще более хрупкой, чем обычно, но при этом все ее маленькое хрупкое тело будто излучало свет. Мягкое, золотистое свечение счастья, отражаемое блеском фиалковых глаз, он помнил так ясно, словно это было вчера. «Миша, Миша!..» - ее смеющийся голос хрустальными колокольчиками рассыпался по каменному полу, отразился от изукрашенных стен, - «Посмотри! Видел ли ты раньше такое чудо? Посмотри, какой он красивый… Кейран, милый… посмотри на папу…» Она была такой красивой тогда… такой счастливой… Словно магия это счастье проносилось по дворцу, делая всех - от вельмож до челяди - глуповато улыбающимися или напевающими под нос веселую мелодию. Да и сам Владыка эльфов, обычно серьезный и строгий, с рождением третьего сына приобрел привычку улыбаться невпопад.

Возможно ли отцу забыть, как держа на руках драгоценный сверток. он мерил шагами огромный балкон и рассказывал сыну о королевстве, которое отныне будет его домом? Баюкающим голосом, укачивая на руках бесценное чадо, он шептал про свое сказочное королевство. Целое королевство бесконечных игр и забав для маленького принца. Крохотные пальчики сжимались вокруг протянутого пальца, а фиалковые, полупрозрачные глаза смотрели с завороженным вниманием, когда Владыка обещал сыну защищенную жизнь, без тревог и забот. И отчасти сдержал обещание. Жизнь младшего принца вызывала даже у его старших братьев легкую зависть. И мать и отец баловали мальчика, а его добрый и ласковый характер располагал к нему даже самых строгих и чопорных. Поначалу Владыка очень переживал за мальчика, так непохожего на старших братьев ни телосложением, ни рассуждениями, ни характером, но по настоянию жены не вмешивался в воспитание эльфийского сокровища. И, как оказалось, и без вмешательства отца Кейран вырос на удивление мужественным и крепким, хотя это по прежнему сглаживалось мягкостью и кротостью его характера. Увлечения у него были тихие и спокойные, вопреки его возможностям. И в целом Кейран никогда не доставлял неприятностей своим родителям, что делало его по настоящему благословенным ребенком. Однако, в какой-то момент все изменилось...

Смерть жены - опоры и поддержки - стала для Владыки ударом. Свои боль и скорбь он до сих пор носил в себе, они мучали его днем, не давали спать по ночам. Но разве можно себе представить чувства мальчика, который потерял мать, что так его любила? Несмотря на свои чувства, Шаэль’Рэнион очень переживал за сына. Однако считал себя не вправе проявлять к нему излишнюю мягкость, полагая что сочувствие и любовь не помогут закалить характер и подготовить к будущим обязанностям. Поэтому никак не мог сам поддержать его или утешить...

Каким было бы счастьем, если бы Шаресс - не менее одинокая на взгляд короля, чем его сын - могла подружиться с Кейраном. В конце концов, если верить словам брата, она тоже в некотором роде “потерянный ребенок”, оставшийся без четкого осознания своего места в мире и нуждающийся в поддержке и заботе.
Из задумчивости Владыку вывел голос брата:

-Надеюсь ты не ждал, что знакомство с новой родственницей пройдет исключительно в рамках протокола? - тщательно скрывая насмешку, но выдавая ее лукавым блеском глаз, спросил Ривалис, на что его венценосный родственник лишь добродушно хмыкнул, а вот следующий вопрос заставил Владыку удивленно изогнуть бровь, - Кстати, напомни... я упоминал, что она полиморф?

- Полиморф? - вполголоса переспросил Шаэль’Рэнион, вновь осматривая племянницу, но уже более тщательно, словно что-то в ее облике могло намекнуть на ее необычайные способности, - Не упоминал. Нужно будет найти ей хорошего учителя. Куда более способного к педагогической деятельности чем ты, брат мой. Твои походы и приключения не способствуют воспитанию детей и их обучению.

Наблюдая за племянницей с легким недовольством, король эльфов просчитывал насколько сложно будет представить ее эльфийскому двору и какими неприятностями могут обернуться попытки скрыть от аристократии ее происхождение. И пока его взгляд задумчиво скользил по светлым кудрям девочки, чей-то другой взгляд прожигал дыру в самом короле. С легким недоумением Владыка уставился на сына, чьи безмолвные посылы на самом современнейшем эльфийском гласили: “Не соблаговолите ли удалиться, почтенный отче?” Несмотря на всю свою мудрость, досточтимый монарх не совсем улавливал с какой это стати ему нужно немедленно ретироваться из собственного тронного зала. Однако Ривалис, как всегда, был заодно с племянником и догадался о желании принца избавиться от груза официоза вызванного нахождением в непосредственной близости мало того что короля, так еще и отца. Поэтому очень скоро Владыка ощутил на плече цепкую хватку первого лорда.

- Ваше величество, я думаю нам с вами еще многое стоит обсудить. Например,  мое будущее путешествие и поручение Вашего величества. Почему бы нам не отпустить молодых людей? Шаресс пока еще не принцесса Аортэна, да и Кей не его король. Им пока что нет нужды погружаться в дела государства.

После этой мягкой, но настойчивой речи обычно невозмутимое выражение лица Владыки исказилось хитрой, почти мальчишеской улыбкой. В такие моменты Шаэль’Рэнион вспоминал Лиса в юности и волей-неволей поражался тому, как он изменился. Ривалис слывущий жутким интриганом часто напускал на себя важный и мудрый вид, провоцируя в венценосном родственнике не самые лучшие качества. Маленький темный кусочек души Владыки не раз и не два порывался прилюдно напомнить братцу про драные штаны и разбитые дворцовые окна.

- Пожалуй, лорд Ривалис, вы правы, - не менее важно, с королевским достоинством - самую малость забавным - ответил Шаэле брату, сделав приглашающий жест к трону, - Обсудим все наедине.

Уже направившись вместе с Ривалисом к возвышению в середине зала, Владыка обернулся к молодым людям и поднял брови, как будто удивляясь, что они еще здесь.

- А вы двое можете быть свободны.

+3

9

Огромные глазищи девочки заметно округлились, когда принц поцеловал ручку малышки, она похлопала ресницами смотря на эльфийского принца с нескрываемыми удивлением и озадаченностью, всё же вот с такими жестами полукровка ещё не сталкивалась и попросту не знала как реагировать на такие жесты и как фраза о том, что приятно познакомится было взаимно радовала, так и отсутствие реакции на высказанную вслух надежду, что они подружатся не вселяло уверенности и было подобно холодному ветру для и без того волнующейся малышки. Возможно темноволосый эльф вовсе не жаждал заводить дружбу с неизвестно откуда взявшейся младшей "сестрой"?  Или она, что-то сделала не так? Тонкие пальцы впились в подол платья. У неё не было опыта заводить друзей и Шер допускала, что могла сделать, что-то не так. К счастью, полукровка пропустила мимо заостренных ушек тихий разговор взрослых иначе владыка мог бы лицезреть картину: "воробышек нахохлившийся и тихо сопящий после возражения в защиту педагогических способностей своего опекуна". К несчастью, девочка почувствовав пристальный взор Владыки обернулась  и когда их взгляды пересеклись вполне неплохо уловила недовольство венценосного, не зная истинных причин она приняла это за подтверждение того, что определенно уже умудрилась где-то напортачить. Правда где именно Шаресс не понимала и заметно поникла. Дальнейший разговор лишь заставил её растерянно переводить взгляд от одного присутствующего на другого пока не остановился на Ривалисе, в глазах девушки читался немой, но при этом весьма выразительный вопрос: "Я точно должна сейчас должна пойти с ним одна? Без тебя? Точно-точно?" В качестве ответа девочка получила лёгкий кивок и теплую ободряющую улыбку, эльфийский маг верил, что малышка сможет поладить с братом и тем быстрее это произойдет, чем принц перестанет быть скован формальностями которые Шер в общем-то пока и не улавливала толком. А в данном случае, как на взгляд лорда откровенно излишнего. Впрочем.... Эльфийский маг посмотрел на брата с лёгким лукавством, было любопытно сможет ли малышка несколько расшатать эту броню официальности.
А Шаресс тихо вздохнув и сжимая в кулаке безнадежно большое кольцо хвостиком послушно последовала за темноволосым эльфом и при этом определенно чувствовала себя не в своей тарелке.

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/fd/f2/b8/fdf2b8e9cb210caa712f515c57cabcff.jpg[/AVA]

Отредактировано Sharess (2018-05-23 09:08:15)

+2

10

С самого детства Кею были чужды многочисленные дворцовые правила и обилие официоза. Не быть слишком большой головной болью для многочисленных воспитателей, наставников и самой королевской четы ему помогали исключительно врожденная деликатность и характер, не склонный к наведению хаоса вокруг себя. Так что львиная доля его хваленых манер была, скорее, следствием именно этого, а никак не осознания того факта, что в его жилах течет голубая кровь, и необходимости соответствовать высокому званию королевского отпрыска. Это же почти напрочь лишало его лишнего пафоса и высокомерия в общении с окружающими. За это его любили многие.

Но некоторые моменты понимались им почти интуитивно. Получив разрешение обоих отцов, принц протянул девочке руку. Отчасти его предложение, конечно, было продиктовано этикетом – были в нем свои тонкости. Не всегда то, о чем беседовали древние и мудрые, было предназначено для ушей молодых, даже если это были просто воспоминания о старых-добрых временах. В любом случае, если бы его величество и лорд Ривалис были против отпускать девочку, ему бы об этом непременно сообщили. А так как основные официальные приветствия, представления и реверансы, кажется, уже подошли к концу, в такие моменты обычно все расходились говорить о своем. И пусть они были не на большом приеме, а Кейран с новоиспеченной сестрой были немного в разных возрастных категориях, это не мешало его интересу и желанию пообщаться с девочкой без пристального присмотра двух пар родительских глаз. Так что этикет и правда был его мотивацией только отчасти.

- Обещаю, я украду тебя ненадолго, - увидев замешательство и даже некоторый испуг Шаресс, с улыбкой пообещал он. - И верну в целости, как только скажешь. Дадим высоким господам пообщаться? Просто я примерно знаю, что сейчас будет, - заговорщицким «шепотом» поведал он. Оба отца, впрочем, старательно делали вид, что этого не слышат.
Эти путешествия по волнам памяти и впрямь бывают интересны, но иногда чересчур затягиваются… Можем потратить это время с пользой. Вы уже успели посмотреть дворец?

Отредактировано Keiran (2018-06-17 15:24:11)

+3

11

[AVA]https://i.pinimg.com/564x/fd/f2/b8/fdf2b8e9cb210caa712f515c57cabcff.jpg[/AVA]
-Хорошо.-Кивнула кудрявая малышка, то что её просьбы будет достаточно для возвращения к Ривалису несколько успокаивало, тем более...-Рив...
Шер запнулась, всё же к этому несомненно её радующему, но новому для себя обращению она ещё не совсем привыкла.
-Отец очень интересно рассказывает, но я не хочу мешать -Тихо и совершенно искренне сообщила девочка принцу, а заодно и старшим эльфам. И Шаресс действительно не хотела, как и причинять лишнее беспокойство, и за ту историю, когда она потерялась полукровка до сих пор чувствовала себя виноватой, но... вместе с тем это вовсе не значило, что в перспективе, с детской непосредственностью, она не найдёт неприятности на свою головку. Разумеется не по злому умыслу. А послушать куда может завести путешествие по волнам памяти полукровка не отказалась бы, но вместе с тем она всё же понимала, что взрослые в их отсутствие могут беседовать не только о воспоминаниях из прошлого.
-Посмотрели, частично, по дороге сюда...-Тут Шаресс смущенно покраснела, в общем-то Ривалис по дороге в тронный зал действительно, что-то показывал и даже рассказывал, но Шер так  волновалась перед встречей с родственниками своего опекуна, что ничего кроме этого факта и не могла вспомнить, да и сориентироваться как они сюда пришли тоже не смогла бы. Прежде чем дверь закрылась малышка обернулась, но вот тронный зал с оставшимися там мужчинами скрылся из вида она вновь посмотрела на принца.-Значит мы будем гулять по дворцу?
Неловкая пауза. Вроде бы самое подходящее время, что бы поговорить, познакомиться, но как назло ровно никаких идей в голове для начала разговора у Шаресс не было и это смущало её ещё больше.
-Дворец такой огромный... Наверное, это займет много  времени?-Шер в общем-то и их дом в Фарне казался весьма большим, а дворец эльфийского владыки представлялся так вовсе необъятным.

+2

12

Направляясь к своему трону вместе с Первым Лордом, Владыка еще не раз украдкой обернулся на уходящих юношу и девочку. Конечно, Ривалис, который любил всякие каверзы и подлавливать короля на «не королевском» поведении, заметил это. Но сейчас короля эльфов больше всего волновала ушедшая парочка. Что если Кейран слишком взрослый для малышки Шаресс? Что если она сейчас слишком смущена и испуганна? Вдруг ничего не выйдет и они не найдут общий язык? Кейран воспитанный и добрый, поэтому он ни за что не бросит сестру где-нибудь во дворце, даже если – вдруг! – они поругаются. Или еще хуже… Кейран уткнется в книгу и будет игнорировать сестру! Королю не пристало сомневаться в наследнике.. но Шаэле все равно волновался по этому поводу.

Его Кейран всегда больше любил книги, чем общение с живыми людьми. К предложениям отца прогуляться куда-нибудь в чащу - в компании охраны, конечно - юный принц относился, как к тяжелой повинности. К тому же король подозревал, что принц иногда специально прячется от отца. А то ведь “отцовские прихоти” могут отвлечь от прочтения очередного «исторического шедевра»! Подумать страшно… Однажды Шаэль'Рэнион искал сына в библиотеке, в самой ее отдаленной секции. Проходя мимо очередной двери, Владыка услышал томные вздохи и постанывания. Он так обрадовался, что сын использует библиотеку, как прикрытие для романтических дел, что не удержался и вошел, чтобы увидеть избранницу сына. Но каково же было его удивление, когда он увидел, как сын – сложив руки лодочкой – удерживает худенькую библиотекаршу, тщетно пытающуюся достать с самых дальних полок какой-то свиток. Все это сопровождалось недовольными вздохами и пыхтением, которые Владыка ошибочно принял за стоны. Разочарованным лицом Владыки в тот момент можно было бы украшать гравюры Каараса.

В общем, отпуская сына с новоиспеченной сестрой Владыка эльфов нервничал. Но весьма удачно прятал свое волнение за каменной стеной отчуждения, которой давно отгородился от родственников… даже от собственного сына и брата.

Довольно быстро обогнав Ривалиса и решительно поднявшись по ступеням, Шаэль'Рэнион медленно развернулся и опустился на край сидения трона. Его внутренние гордость и высокомерие не позволяли ему сидеть на троне как на обычном стуле, как обычному эльфу. Даже сейчас он сел так, словно вот-вот явится портретист для очередного изображения короля эльфов. Одну руку положив на подлокотник, а второй сделав небрежный дозволяющий жест, Владыка обратился к своему Первому Лорду:

- Как ты думаешь, почему я просил тебя прийти, Ривалис? – прохладно начал Шаэле, но не дал брату ответить на вопрос; эта фраза вообще понадобилась только затем, чтобы лишний раз подчеркнуть в отношениях с родственником, что он не только брат, но и его правитель, – Позволь я разовью эту мысль. Ты, должно быть, помнишь, не так давно сорвалась помолвка наследного принца эльфов и наследной принцессы людей. Теперь король Ричард подспудно считает нас врагами. Смерть его отца сделала его королем, но не прибавила ума. Я получаю тревожные донесения о слухах… То ли молодой король сам планирует нападение, то ли опасается, что мы выйдем из леса, чтобы напасть на людей, но наши отношения с людьми в этот период стали напряженными. Этого напряжения нельзя увидеть, но ты как мой главный советник наверняка чувствовал его присутствие в воздухе. Поэтому сейчас любая агрессия по отношению к людям может быть использована против всего нашего королевства…

Сделав паузу, Владыка нахмурил брови в упор глядя на Первого Лорда, чья вежливая невозмутимость не позволила дрогнуть на лице хотя бы мускулу, а затем наклонившись вперед и опершись руками о колени, Владыка вперился взглядом в разноцветные глаза брата:

- Не подумай, что это относится к тебе, но… ты часто путешествуешь. Ты многое видел. И скоро снова отправишься в путешествие. И вот тебе мое повеление… и просьба. Избегай конфликтов с людьми любыми способами. И выясни, если сможешь, что говорят в людских землях. О чем беседуют их аристократы? Какие объявления висят в тавернах для искателей приключений? Насколько популярны в народе людей толки об эльфах… Я знаю, ты - прекрасный маг. Справедливый и добрый эльф. Заботливый и знающий компаньон. В своих странствиях ты часто встречаешь представителей разных народов. Если сможешь...постарайся изменить отношение людей к эльфам. Если уж кому это под силу, то одному из моих умнейших советников… и брату.

Последнюю свою фразу Шаэле сопроводил теплой, родственной улыбкой адресованной Ривалису, но затем его лицо снова омрачилось:

- Твоя дочь. Да, я помню, - пальцы Владыки скользнули по подбородку, являясь жестом глубокой задумчивости, не отразившейся на лице.

Ситуация с Шаресс была на редкость сложной. Неоднозначной. И хотя на невозмутимом лице Владыки на первый взгляд не отражалось ни одной эмоции, но Ривалис знавший Шаэле и учившийся с ним вместе мог догадаться, что он скрывает неуверенность. Скорее всего и сам Ривалис был не в восторге от сложившихся обстоятельств, иначе не прятал бы девочку в глубинке так долго. Шаэле мог его понять. Эльфийские аристократы были искусны в красноречии, внимательны и до того опытны в дворцовой жизни, что могли бы легко раскусить даже гениальный план по сокрытию способностей Шаресс.

Шаэль’Рэнион и Ривалис, даже будучи родственниками, нашли принципиально разные способы влияния на Великие рода. Их можно было бы сравнить с суровым камнем и дуновением ветра. Ривалис легко и элегантно скользил между граней дозволенного и недозволенного традициями, не соскальзывая ни за одну из них и вызывая в равной степени восхищение и ненависть Великих родов. Подобное поведение не давалось ему с легкостью, но вид он при этом имел самый непринужденный и изысканный. Владыка эльфов предпочитал подавлять внушительностью и величием. Даже когда он не вызывал уважения - он его требовал с присущим многим королям высокомерием. И никто не смел ему отказать. Однако, если Шаэле старался очаровать и быть непринужденным, он неизменно был успешен, пусть и заставлял испытывать некий трепет уже из-за одного своего статуса. Вот только этот же статус лишал его возможности слушать сплетни и участвовать в запутанной дворцовой жизни. В этом вопросе Владыка полагался на брата, не скованного жесткими рамками этикета и формальностей, а главное - умеющего их эффектно раздвигать для других. На памяти Шаэль’Рэниона еще не было такой тайны во дворце эльфов в самую суть которой не смог бы проникнуть Серебряный Лис. В общем, они оба - и Владыка эльфов, и его Первый Лорд - были крайне опытны в плане ведения политических дел. Неважно, внутри целой страны или одного отдельно взятого дворца. И тот же опыт подсказывал им обоим сейчас, что представить девочку ко двору - станет существенной проблемой.
Вариант оставить все как есть разумеется никуда не исчезал. Девочка может продолжать жить в маленьком поместье около Фарнла-Сель и даже если однажды одно из приключений Лиса закончится неудачно - Шаэле уже знает где находится девочка, оказывать ей материальную помощь. Но никакие деньги - даже королевские - не в силах будут заменить родственную привязанность и скрасить одинокое существование. Ривалис должен был понимать, что не может прятать бастарда в глуши вечность! В конце концов, маг никогда не был лишен даже обыкновенного милосердия, что уж говорить об отеческих чувствах, которые он явно испытывал к своей находке. Но все же…  вариант на котором настаивал сам Владыка эльфов был довольно трудно осуществим и заключался в том, чтобы ввести девочку в эльфийское аристократичное сообщество, где она сможет найти близких, друзей, даже любовь. А Ривалис - храня внутреннюю, робкую надежду - рассчитывал на последовательность родственника и его уверенность в своих поступках. Однако Владыка эльфов вовсе не был уверен. Просто не видел другого выхода.

Когда пауза слишком затянулась, Шаэле наконец обронил, как будто ни к кому не обращаясь, но глядя на брата:

- Шаресс – славная девочка…

Ривалис спокойно кивнул, но королю эльфов его поза показалась напряженной. Но быть может лишь показалось… С Серебрянным Лисом трудно было быть в чем-то уверенным.

Наконец Шаэле спросил, все же выдав свою неуверенность:

- Брат, ты уверен, что не хочешь отправить девочку в Деорсу? - нахмурившись и скользнув взглядом куда-то в бок, Владыка эльфов с нескрываемым презрением продолжил, - Я сам не в восторге от подобной перспективы... Мне понравилась твоя дочь и я не уверен, что организация подобной Деорсе подходит такому нежному и хрупкому цветку, как она. Вот только ее силы…

Сокрушенно покачав головой с закрытыми глазами и напряженным выражением, Владыка сделал очередной жест дозволения, взмахнув рукой в направлении брата:

- Сможешь ли ты заботиться о ее обучении, как должно? Я ни капли не сомневаюсь в тебе, брат. Но не сомневаешься ли в себе ты сам?..

Отредактировано Shaele'Ranion (2018-07-04 11:11:35)

+3


Вы здесь » Fables of Ainhoa » Потерянные рассказы » 15.07.1213. Отцы и дети


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC